Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Павел Корин. Реквием

ПАВЕЛ КОРИН. РЕКВИЕМ

В 1967 году умер Павел Дмитриевич Корин, русский живописец, народный художник СССР. В его мастерской остался пустой холст ненаписанной картины «Реквием», над которой живописец работал всю жизнь.

 
 

в государственный центр современного искусства

Товарищи,

Скоропалительное формальное решение, принятое ГЦСИ об исключении группы Война из списка номинантов конкурса, ставит в нелепое положение не только других художников и кураторов из этого списка, а вообще всё художественное сообщество, не исключая организаторов конкурса Инновация. Не проявить в этой ситуации цеховой солидарности, значит признать победу бюрократии над искусством. Здесь важно иметь в виду, что открыто группа Война (в отличие от Ильи и Эмилии Кабаковых, номинированных без личного согласия и снявших свои имена из номинантов премии два года назад) от номинации не отказывалась. В заявлениях членов группы, сделанных сразу после освобождения из тюрьмы, об этом сказано предельно ясно. Ко мне как к номинанту конкурса тоже обращались за подтверждением участия и тоже в последнюю минуту, всего за день до самоназначенного организаторами срока - я сразу ответил согласием, но я не был в заключении, и меня было легко отыскать. Решение оргкомитета об исключении очевидно несправедливо по отношению к художникам. Мало того, оно неуважительно по отношению к экспертному совету конкурса, включившему работу группы в число лучших произведений российского современного искусства 2010 года.
Я думаю, что решение оргкомитета ставит весь конкурс под угрозу провала, потому что теперь участие в конкурсной выставке делается совершенно неприличным. Я знаю, что ультиматум не лучшее средство в решении общественных вопросов, но боюсь, что мне, нам не оставляют другого выбора кроме добровольного выхода из числа номинантов вслед за принудительно отчисленными.
Организаторам еще не поздно пересмотреть свое решение. Я хочу напомнить, что пока мы принадлежим цеху свободных художников, в нем не должны действовать законы советского общежития. Иначе придется снять слово "современный" с вывески ГЦСИ, поменять название Инновация на что-то ретроспективное, а премии раздавать только за выслугу лет.

Юр. Аввакумов,
архитектор, художник, куратор

a posteriori

мне не нравилась выставка "Запретное искусство", хотя выставки я, честно сказать, вживую не видел, да и не собирался посещать - мне хватило устного описания тех, кто в сахаровском центре побывал. эту выставку профессионалам вообще не обязательно было смотреть - работы знакомые, а смотрение затрудненное - через дырочку.

эта выставка, на мой взгляд, была не про искусство, потому что если бы она была про искусство, то показывать его потребовалось бы так, как положено, на виду и хорошо освещенным, доступно и демократично. а иначе, чем эта демонстрация исподтишка отличается от рогаток цензуры?

вообще, подглядывание в дыру в заборе - занятие не очень пристойное, так что профанный прием, использованный в дизайне, не поднимал ценность скрытого за забором, наоборот принижал, низводил искусство до уровня пип-шоу. а раз так, то можно было, как в порнографии, и репродукциями обойтись.

и вот то, что требовало статьи в профессиональной правозащитной и искусствоведческой прессе, конференции, публикации в интернете, - оказалось в выставке. если бы не скандал, из-за которого о выставке услышало (именно услышало, а не увидело) значительное число москвичей, аудитория выставки оказалась бы ничтожно мала. в отличие от интернет-публикации, которая при всех вариантах была бы значительно больше сахаровской и, имея ввиду цель устройства широкой дискуссии, намного эффективнее.

я не уверен, что устроители заведомо шли на скандал, "провоцировали", настолько все было к скандалу не готово. аргументы кураторов как в начале процесса, так и по его окончании не отличались ясностью, внятностью, понятностью для широкой публики. доморощенная экспозиция, случайный набор подцензурных сюжетов и произведений: и богохульство, и матершина, и политика. собственно проблему цензуры разработали уже не кураторы, а суд и его т.н. эксперты. центру им. Сахарова даже не пришлось заниматься пиаром - "разжигали" черносотенцы.

именно эти активисты, как воры-форточники забрались туда, где им не место - в выставочный зал. сходили христиане на стриптиз, и вместо того, чтобы покаяться - подали в суд на заведение. суд, в свою очередь, потратил большую часть времени на описание выставленного и в соответствии с мещанским представлением об увиденном в пересказе невидевших осудил, но не художников, а тех, кто их работы представил в выставочном зале. хотя, на мой взгляд, кураторы занимались своими прямыми обязанностями - показывали искусство в специально отведенном месте, а вот суд занялся неопределенным занятием по определению понятий богохульства и кощунства в изобразительном искусстве вместо того, чтобы определиться с тем, что есть публичное пространство.

это последнее и есть самое для меня важное в споре о границах дозволенного. в цивилизованных странах к публичным пространствам относят пространства равного доступа независимо от национальности, вероисповедания, возраста, пола и т.п. и именно в этих пространствах поведение регулируется наиболее строго. пространства библиотек, музеев, вокзалов и т.д. являются частично открытыми, и в каждом из них действуют собственные правила. и уже совсем другое пространство называется информационным. в музеях принято выставлять и хранить искусство, каким бы неприемлемым оно кому-либо не казалось, а не громить его. последнее в любом случае должно сурово и мгновенно караться законом. суд, погромщики, церковь и мы сами стерли границы публичности. завтра по логике принятых решений, приравняв выставочный зал к Триумфальной площади, можно будет закрывать журнал "Искусство", проводить чистку Третьяковской галереи и обесточивать интернет.

p.s. собственно прием использования смотровых отверстий в экспозиции изоискусства придумал двадцать лет назад для Ерофеева я, но только совсем по другому поводу. это была выставка "В сторону объекта", чуть ли не первая в его кураторской практике. тогда Андрей сотоварищи собрал около двух с половиной сотен разнообразных артобъектов, но не подумал каким образом такое количество экспонатов охранять. витрины и защитные стекла по бюджетным ограничениям не проходили. тогда и пришла идея сооружать своего рода боксы из толстого гофрокартона с прорезанными иллюминаторами - дотянуться до объекта через окошко на высоте лица зрителя задача не из простых, к тому же манипуляции потенциального вандала оказываются совершенно на виду хранителя. потом, когда выставка переехала в Амстердамский Стеделик эта прагматическая задача решалась уже совершенно эстетизированно.

вандалы

Ротонду Бродского в Перми попытались сжечь http://www.snob.ru/fp/entry/17780

Ну, вот не вижу я разницы между "авторским" наездом на выставку Кузькина и анонимным разгромом ротонды Бродского. Вандалы. Их следует ловить и судить.

P.S. Я вовсе не предлагал разогнать преподавательский состав Школы Родченко. На месте директора я бы отчислил из школы студента за проступок несовместимый с занятием искусством. А его преподаватели... Если совесть есть и есть понимание собственной ответственности, подавали бы по собственному желанию.

Исключения

Главная выставка Биеннале в Гараже - очевидно лучшая выставка современного искусства такого формата в Москве. Точная драматургическая и сценографическая работа с пространством, рифмующиеся произведения искусства, среди которых есть и приятные встречи со старыми знакомыми и удивительные открытия, едва ли не полный спектр изобразительных средств и т.д. и т.п. Может быть и можно было обойтись без нескольких художников, наверняка можно было сделать экспликации для всех произведений, а еще хорошо было бы разрешать зрителям двигаться не только от куриных яиц к детским гробам, но и наоборот - это все частности. Почему же некоторые наши вполне приличные искусствоведы выставку Жана-Юбера Мартена страшно не полюбили, вплоть до обвинений в международной халтуре и разбазаривании госсредств? Ответ, кажется, в том, что обвинители тоже кураторы, вдруг осознали свой профессиональный уровень, неожиданно догадались, что сами так никогда не смогут. И так вдохновляющая к творчеству выставка для некоторых стала причиной осеннего обострения комплекса неполноценности.

арт-критика

В комментариях к статье молодого арт-журналиста Тимофеева о художнике Кузькине в OpenSpace прошла небольшая дискуссия, в ходе которой читатели, начав с критических замечаний к статье, перешли к критике вступившейся за своего автора Деготь... http://www.openspace.ru/art/projects/8432/details/9303 Collapse )Деготь защищала своего сотрудника почти как бандерша, так что сама легко попала в капкан "тренерской поддержки", которой пыталась упрекнуть Хаима Сокола. Вопрос, однако, что такое современная арт-критика, остался. Это когда молодой журналист (без понимания искусства) идет работать в OpenSpace, или когда молодой искусствовед (без знания жизни) трудоустраивается в газету Культура? Или когда последний пишет о художественных событиях, как первый о корпоративных вечеринках? Вроде бы и то, и другое не очень современно, было уже. 20 лет назад "Новую критику" пыталась сочинить Дуня Смирнова, выпустила даже на ротапринте тоненький сборник а ля обериутских текстов о знакомых художниках, и на этом все закончилось. Об обывательских вкусах в искусстве у писателя Аверченко вообще можно не говорить. Мне всегда казалось, что художественная критика должна быть адекватной рецензируемому произведению, но, может, она уже адекватна? Исключения не в счет.